Тал на стол двадцать пять соверенов и подвинул их к женщине.

- А теперь, - сказал он, - берите их. И когда утихнут эти проклятые

Удары грома, которые, я чувствую, вот-вот прокатятся над крышей, послу-

Шаем ваш рассказ.

Когда затих гром, грохотавший, казалось, где-то еще ближе, почти сов-

Сем над ними, Монкс, приподняв голову, наклонился вперед, готовясь выс-

Лушать рассказ женщины. Лица всех троих почти соприкасались, когда двое

Мужчин в нетерпении переглянулись через маленький столик, а женщина тоже

Наклонилась вперед, чтобы они слышали ее шепот. Тусклые лучи фонаря, па-

Давшие прямо на них, еще усиливали тревожную бледность лиц, и, окружен-

Ные густым сумраком и тьмою, они казались призрачными.

- Когда умирала эта женщина, которую мы звали Тал на стол двадцать пять соверенов и подвинул их к женщине. старой Салли, - начала

Надзирательница, - мы с ней были вдвоем.

- Больше никого при этом не было? - таким же глухим шепотом спросил

Монкс. - Ни одной больной старухи или идиотки на соседней кровати? Нико-

го, кто мог бы услышать, а может быть, и понять, о чем идет речь?

- Ни души, - ответила женщина, - мы были одни. Я одна была возле нее,

Когда пришла смерть.

- Хорошо, - сказал Монкс, пристально в нее всматриваясь. - Дальше.

- Она говорила об одной молодой женщине, - продолжала надзирательни-

Ца, - которая родила когда-то ребенка не только в той самой комнате, но

Даже на той самой кровати, на которой она теперь умирала.

- Неужто? - дрожащими губами проговорил Тал на стол двадцать пять соверенов и подвинул их к женщине. Монкс, оглянувшись через пле-

чо. - Проклятье! Какие бывают совпадения!

- Это был тот самый ребенок, о котором он говорил вам вчера вечером,

- продолжала надзирательница, небрежно кивнув в сторону своего супруга.

- Сиделка обокрала его мать.

- Живую? - спросил Монкс.

- Мертвую, - слегка вздрогнув, ответила женщина. - Она сняла с еще не

Остывшего тела ту вещь, которую женщина, умирая, просила сберечь для

Младенца.

- Она продала ее? - воскликнул Монкс вне себя от волнения. - Она ее

продала? Где? Когда? Кому? Давно ли?

- С великим трудом рассказав мне, что она сделала, - продолжала над-

Зирательница, - она откинулась на спину и умерла.

- И ни слова больше не сказала? - воскликнул Монкс голосом, казавшим-

ся еще Тал на стол двадцать пять соверенов и подвинул их к женщине. более злобным благодаря тому, что он был приглушен. - Ложь! Со

Мной шутки плохи. Она еще что-то сказала. Я вас обоих прикончу, но уз-

Наю, что именно.

- Она не вымолвила больше ни словечка, - сказала женщина, по-видимому

Ничуть не испуганная (чего отнюдь нельзя было сказать о мистере Бамбле)

Яростью Этого странного человека. - Она изо всех сил уцепилась за мое

Платье, а когда я увидела, что она умерла, я разжала ее руку и нашла в


documentaweerbd.html
documentaweeyll.html
documentaweffvt.html
documentawefngb.html
documentawefuqj.html
Документ Тал на стол двадцать пять соверенов и подвинул их к женщине.